?

Log in

НАШИЗДАТ [entries|archive|friends|userinfo]
nash_online

[ website | НАШИЗДАТ ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[sticky post] ПАРК. РУИНА. [Jun. 20th, 2015|11:47 am]
nash_online
[Tags|, , , , ]

1469c.jpg

Многолетняя история Парка и его создателей очевидно навсегда похоронена на безымянном сервере (P.S.: сайт восстановлен, пока работает). Сохранились только две первые записи. На удивление, там что-то ещё уцелело. Апостолы и легионеры.Сияющий изнутри кристалл "Органного зала". Изувеченные ангелы. Выжившие и ушедшие в лес к партизанам солдаты. Когда-то и весь Парк превратится в лес. Дожди слой за слоем смоют старую краску, открыв уродливые металлические кости каркаса и глину с отпечатками рук создателей. Гигантские фигуры сольются с зеленью и растворятся в солнечных лучах. Уйдут из памяти страх и злоба, боль и несбыточные мечты, и станет совсем хорошо.



1427.jpg

[дальше]1436.jpg

1445.jpg











1449.jpg

1450.jpg

"Органный зал".


1510.jpg

1479.jpg

1466.jpg



1462.jpg

Наружные барельефы


1475.jpg



Руины "Мемориала".








Руины "Цыганского табора".




Руины "Победы".


Некоторые ещё пытаются что-то сказать. Но язык этот утерян.



Фото 2.06.2015: Нашиздат и О.Володина.
Link2 comments|Leave a comment

ИСТОРИЯ ИСКУССТВА (обновление очень старой записи) [Jun. 30th, 2025|01:40 pm]
nash_online
[Tags|, , , ]

Полина Райко (15.05.1928-15.01.2004) - бабушка из города Цюрупинска под Херсоном. Пережила гибель дочки и смерть мужа, несколько лет терпела избиения от сына-алкоголика, пропившего почти всю мебель. Когда сын попал в колонию, Полина Андреевна в 69 лет начала рисовать на стенах опустевшего дома. До самой своей смерти в 2004 году практически всю пенсию она тратила на краску (эмаль ПФ).



фото: ТОТЕМ, Херсон
Мебели почти не осталось, поэтому фотографировать удобно.
[Spoiler (click to open)]


Фрагмент потолка:
деталь
ещё потолок, с "бабочками"
и ещё
жёлтый потолок
"Капитаншу" Полина Андреевна увидела во сне, накануне 9 мая.
В руках она держит винтовку, как и медсестра на первом снимке.
Молодой девушкой Полина Райко была угнана в Германию,
и войну вспоминает с болью.
"Четыре сестры", левая часть, автопортрет.
Росписями покрыты стены и потолки 9-ти помещений, а также наружные стены дома и забор.
Еще немного фотографий:






Внутри летней кухни.
Тот же сюжет в доме.


"Дорога в рай"
Просто дверь.
В 2005 году арт-группа ТОТЕМ
издала каталог работ Полины Райко.
Они же сохранили дом от
разрушения.

Внизу: П.А.Райко и ТОТЕМовцы.
Спасибо ТОТЕМу и Лене Афанасьевой.
Всё.

P.S.: Связался с херсонскими ребятами. поинтересовался нынешним положением. Совсем недавно за домик взялось управление культуры. Нынешний его хозяин (иностранец) вроде бы готов передать дом под музей. В другие подробности людей, поддерживавших Полину Райко при жизни и спасших дом после её смерти, не посвящают.
LinkLeave a comment

ДЖАЗ С ПОПРАВКОЙ НА ВЕТЕР: часть №2 (ералашная) [Aug. 29th, 2016|09:18 pm]
nash_online
[Tags|, ]





[+6]











P.S.: меньше года назад.
LinkLeave a comment

ИКЭБАНАДЖАЗ: Коктебель, часть№1 (многозначительная) [Aug. 27th, 2016|02:42 pm]
nash_online
[Tags|, ]





[+8]













LinkLeave a comment

ПОРЯДОК ВЕЩЕЙ [Aug. 23rd, 2016|11:16 pm]
nash_online
[Tags|, , ]



[Spoiler (click to open)]В Советском Союзе,
в Советском Союзе
все дети съезжали
с горки на пузе.

То с маленькой горки,
то с горки высокой
катились гурьбой
под всевидящим оком

милиции, партии
и профсоюза,
врачей ЛТП,
вольнодумцев из вуза.

И все они видели
прямо на лбу
начертанную
нашу судьбу.

***

Дядю звали Геннадий Иванович.
Он приезжал редко.
А когда приезжал, сажал меня на колено
и спрашивал одно и то же: Знаешь, детка,
отчего в Париже не горит сено?

Любил петь голосом то ли Утесова, то ли Бернеса,
ходил купаться не в трусах, а в плавках,
шутил смешно, рассказывал интересно,
пил, конечно, но никогда не падал под лавку.

Но — главное! — он был летчиком и водил самолеты в столицу
и чихал на нас с высоты, ведь, если признаться,
летают не для того, чтоб чем-то там насладиться
летают, по-моему, чтобы подальше от всех убраться.

Потом Геннадий Иванович вышел на пенсию.
В гости стал приходить более регулярно.
А потом уехал в Уфу. Женился на однорукой женщине.
Открыл бильярдную.

***

Друг мой бесценный маминька! Здесь
все необычайно добры ко мне. Называют Сашей.
Дают советы, а потом иногда — поесть.
Все это так хорошо, что даже немножко страшно

было сперва. Я подозревал подвох:
с недоверием садился за стол, с опаской брал ложку.
Но потом догадался: всем в общем-то пох
человек напротив или говорящая кошка.

Кошка, пожалуй, лучше. Но я не о том,
что кругом лицемерие и все играют словами.
Мне ведь тоже плевать, говорю я с котом
или вообще ни с кем, как, например, с вами.

Скоро меня не ждите. А, впрочем, как знать.
Тоска иногда такая зайдет за сердце,
как будто она и вправду может существовать
так, что не отвернуться и не отвертеться.

***

Две недели он не пьет спиртное,
видимо, замыслил он теракт.
Две недели не врубает Цоя
и не подпевает как дурак.

Интернет-провайдер бьет тревогу:
две недели порно не глядит,
никакие новости не могут
у него заполучить ретвит.

Помрачнели сумрачные люди
где-то на секретном этаже.
Боже, может ничего не будет?
Может, просто умер он уже?

***

Новость стукнула как обух,
даже диктор побледнел:
Обыск! Обыск! Обыск! Обыск
в Министерстве добрых дел!

В министерстве ищут злое
на министра компромат.
Только он сидит спокоен,
будто он не виноват.

Будто он на самом деле
ночью вылетал в окно,
пригоршнями брал и сеял
всюду добрых дел зерно.

Будто скоро будут всходы,
будто мир на рубеже,
будто призраки свободы
и не призраки уже.

***

Мужчина, сорок плюс,
с зарплатой ниже средней
рвет под напором чувств
билетик лотерейный.

Как в праздник конфетти
подхватывает ветер,
и вот уже летит
и ярче солнце светит.

И белый пароход
все ближе, все быстрее.
Нет, никогда не врет
реклама лотереи.

***

Здравствуй друг мой любезный Алешенька!
Ты не пишешь давно ничегошеньки.
Ты поверь, я не думаю всякого.
Что писать, если все одинаково.

Говорят, ты работаешь карликом
в городишке вонючем и маленьком.
Дни и ночи как крестики-нолики.
Уж не стал ли ты там алкоголиком?

Я вот тоже живу под осиною.
Под осиною все некрасивое.
Только пачкает новые кеды.
На каникулы я не приеду.

***

Главное — сила духа
и не разыгрывать драм.
Помнишь, у Винни-Пуха:
Трам-пара-рам-пам-пам?

Какой бы там ни был климат,
эти слова спасут.
Все остальное отнимут,
а это хер отберут.


Александр Самойлов.

Картинка: Erik Thor Sandberg, The Way of Things, 2015.
LinkLeave a comment

ГОНЗОПАНОРАМА №13505 (апокриф к сегодняшней дате). [Aug. 21st, 2016|11:01 pm]
nash_online
[Tags|, , , , , , ]



"… Да поехал Добрынюшка к бабы Латынгорки;
А ударились они да сабли вострыма —
У их сабельки да поломалисе;
Ударились они ко́пьеми борзоменьскима —
По рук копья у них согнулисе:
Не дали на собя раны кровавыя;
Они ско́чили со добры́х коней
И начели боротисе.
Не по Божьей-то было всё по милости,
Не по Добрыниной-то было учести:
Порвало́сь-то у ей платье цьветное,
А права́ рука у ёго да скольёну́ласе,
А лева́-то ножка у ёго да подвернуласе;
А как падал Добрынюшка на сыру́ землю,
А как села баба Латынгорка на белы́ груди,
А хоче́т спороть да Добрыни всё белы́ груди,
Досмотрить Добрынина да ретива́ серця.
Она едет своей жопой по белу лицю,
Она едет да приговариват:
«А целуй-ко-се мою жопу белую!»

[Spoiler (click to open)]Как во ту пору едет стары́й казак Илья Муромець;
… Говорит Илья Муромец сын Иванович:
«Гой еси, мой названой брат,
Молоды Добрынюшка Никитич млад!
Не умеешь ты, Добрыня, с бабой дратися,
А бей ты бабу, блядь, по щеке
Пинай растаку мать под гузно,
А женской пол от тово пухол!».

… Да как толкнул Илеюшко бабу латынгорку,
Ишше пнул сапогом как ей по́ гузну,
Да сьвернуласе ведь бабушка, будто овсяной сноп.
Ише сел тогды Добрыня к ей на белы́ груди,
Розьметал, присек Добрыня на мелки́ ей часьти жа,
Розьметал ею бабу латы́нку по чисту́ полю,
Сам поехал де Добрынюшка, куда ёму путь лежит.
Говорил жо восударь тогды Илья Муромець:
«Ай скажу-то я, Добрынюшка, да во Киеви,
Шьто как езьдила латынгорка по белу́ лицю».

Тут-то Добрыня стал с сырой земли,
А садилсэ Добрыня на добра́ коня,
Отъезжал-то Добрыня во чисто́ поле;
Со того-то со стыду да со великого
А втыкал он востро́ копьё да во сыру землю,
Ишшо падал Добрыня на копьё ретивы́м сердьчем;
Со того жо со страму-стыду с латыньго́ркину:
Шьто как езьдила баба по белу́ лицю,
По белу́-ту лицю езьдила своим гу́зьнишшом.
Ишше тогды восплакал Илья-та Муромець:
«Уж ты гой еси, брателко да крестовыя!
Не сказал бы про тебя я да в городи Киеви».

(«Камское побоище, или Как перевелись богатыри на Руси»).



Картинки: F.Scott Hess, Kiss, 1995; Dark Horse, 2011.

LinkLeave a comment

ОСЕНЬ [Aug. 20th, 2016|10:03 pm]
nash_online
[Tags|, , , , , ]



Вверху: Martin Wittfooth, Fall, 2016 (ещё в работе). Вообще-то, запись сделана ради картинки, а буквы можно и не читать.

«Почему так трудно понять сущность Власти.
Потому что Вы, уважаемый читатель, есть существо насилуемое Властью, в результате чего Вам и кажется, что Власть — это кулак, дубина, винтовка или авианосная ударная группировка.
А между тем… для человека Власти во Власти нет никакого принуждения, нет никакого насилия. Но это же должно быть совершенно понятно и очевидно, дорогой читатель! Ведь иначе какой смысл? И кто бы пошел во Власть, кто бы стал играть в эту странную игру, если бы вся Власть сверху донизу строилась на принуждении?!
Власть — это возможность применять насилие безнаказанно (или, как принято выражаться в приличных домах, легитимно). Но это сама такая возможность как раз и возникает потому, что внутри Власти не требуется применять насилие.
Вот этого нам, людям униженным и подневольным, никогда не понять. Власть нас обманывает и бьет — значит, чтобы самим стать Властью, надо обманывать и бить? Да-да, пойдите, попробуйте — то, что Власти легко сойдет с рук, Вас приведет в тюрьму или на кладбище.

P.S. Кстати, поэтому Власти „классово ближе“ всякие уголовники, насильники и террористы. Они не представляют никакой угрозы, потому что кроме как воровать, насиловать и убивать, больше ничего не умеют.»

_______________________________

Наш Р.S.: кошмар, приснившийся четыре года назад.
LinkLeave a comment

В ДВУХ ИЗМЕРЕНИЯХ, КАК ТАРАКАНЫ [Aug. 17th, 2016|12:29 am]
nash_online
[Tags|, , , ]



"Мы видим, как разрушается принцип эстетики, духа и принцип идеала, то есть искусства как высокого примера, к которому надо стремиться, сознавая все свое человеческое несовершенство. Возьмите Достоевского. Его Сонечка в совершенно ужасающих обстоятельствах сохраняет ангельскую высоту духа. Но в новом времени, а значит, и в искусстве Дух становится никому не нужен... Вот с этим укорочением, уплощением и обеззвучиванием человечество будет жить, боюсь, долго."



Картинки: Istvan Banyai.

[или недолго]
LinkLeave a comment

dies Solis [Aug. 15th, 2016|11:29 pm]
nash_online
[Tags|, ]



14.08.16г.



[+6]











P.S.: интерпретация действительности 5 лет назад.
LinkLeave a comment

пыл/жар [Aug. 15th, 2016|10:52 pm]
nash_online
[Tags|, ]



ЮБК

[+9]

















P.S.: приятного аппетита 5 лет назад.
LinkLeave a comment

КОГДА ФОРМА И ЕСТЬ СОДЕРЖАНИЕ [Aug. 9th, 2016|11:30 am]
nash_online
[Tags|, ]



Балаклава, лето16г.

[+7]













P.S.: 6 лет тому назад.
LinkLeave a comment

31 июля. Общие признаки красоты [Aug. 1st, 2016|08:55 pm]
nash_online
[Tags|, ]



[+9]















LinkLeave a comment

ГЕНУЭЗСКИЙ ШЛЕМ 16. СудакКрым. [Aug. 1st, 2016|08:31 pm]
nash_online
[Tags|, ]



тост только один: - чтобы хватило здоровья увидеть наши победы!!!!!

[+9]

















P.S.: Какие сюжеты предъявляла автору жизнь 6,5 лет назад.
LinkLeave a comment

ДЕНЬ ЗЕРКАЛА [Jul. 10th, 2016|11:32 am]
nash_online
[Tags|, ]





[+9]

















Post scriptum: в какую глушь заносила судьба фотографа Кадникова 6 лет назад.
LinkLeave a comment

ПЕРЕМЕННАЯ ОБЛАЧНОСТЬ [Jul. 4th, 2016|10:52 am]
nash_online
[Tags|, ]





[+9]















LinkLeave a comment

ЖАРАДАВ [Jun. 29th, 2016|10:23 am]
nash_online
[Tags|, ]



[+2]

LinkLeave a comment

АНТИЦИКЛОН. ИЮНЬ. [Jun. 23rd, 2016|03:24 pm]
nash_online
[Tags|, ]





[+9]















LinkLeave a comment

ИГРИСТОЕ ВИНО. ЗАКУЛИСЬЕ. БАЛАКЛАВА. 14.06.16г. [Jun. 17th, 2016|12:17 am]
nash_online
[Tags|, ]



[+9]















LinkLeave a comment

БРОЖЕНИЕ ВИНА. ДЕТАЛИ. БАЛАКЛАВА. 14.06.16г [Jun. 16th, 2016|11:59 am]
nash_online
[Tags|, ]







[+10]













LinkLeave a comment

РЕЖИМ ГЛУБОКОЙ ВОДЫ (КЕССОННОЕ ВСПЛЫТИЕ) [Jun. 10th, 2016|08:57 pm]
nash_online
[Tags|, , , , , , , , , , , ]



«медийная сфера уже почти полностью утратила информирующую функцию…
сначала информацию искали как сокровища, боролись за неё, как за власть
потом в ней тонули, как в вечном море
а теперь на том море вечная рябь
но оно всё так же опасно
всплытие невозможно без кессонной болезни
надо быть готовыми к тому, что на поверхности ничто не будет соответствовать глубоководным представлениям
поэтому просто не читайте новостей, даже из самых проверенных источников
не впадайте в навязываемые состояния
или по крайней мере не впадайте в иллюзию, что сможете из крупиц Правды составить Истину
неведение лучше, чем злая иллюзия; свои иллюзии лучше чужих правд
верьте только себе, своим сердцам, своему Сердцу»





Использованная в ролике графика и картинки в записи — Brad Holland, 1970-2000-е.

P.S.: О чём этот сайт написал бы, существуй он в 1878 году.
LinkLeave a comment

ГОНЗОПАНОРАМА №13488. [Jun. 5th, 2016|12:10 pm]
nash_online
[Tags|, , , , , , ]

С помощью дьявола я открываю газету 2063 года и в разделе критики нахожу: «Сегодня никто не читает Набокова или Фулмерфорда». Ужасный вопрос: «Кто этот несчастный Фулмерфорд»?

Илья Исупов (Киев), Тухлый Фаберже Чуть геополитики, 2016:


Огромную популярность набрала история о человеке, который напился в дым и, сев за руль в машину своего брата, разбил ее вдребезги. Семья решила его проучить, переоборудовав комнату брата в палату госпиталя и сообщив проспавшемуся, что после аварии он пролежал в коме 10 лет, в доказательство показав ему фальшивые новости из 2023 года. Пьяница разрыдался когда ему сообщили что его десятилетняя дочь уже кончает колледж и едет на встречу с папой, и даже не узнал во враче своего брата в гриме, за что и получил от него по морде. Самое интересное то, какие новости ему прокрутили в фальшивом ролике, убедив в реальности 10-летней комы:
«Президент Хиллари Клинтон угрожает войной Канаде, в том случае если эта страна не прекратит предоставлять политическое убежище и гражданство беженцам из США, спасающимся от обязательной медицинской страховки, включающей принудительную стерилизацию.»


Aaron Johnson (Brooklyn, New York), Uncle Sam Funeral, 2016:


Картинки можно рассмотреть в увеличении.
LinkLeave a comment

ОТЧАИВАТЬСЯ НЕ НАДО (генератор случайных цитат) [Jun. 4th, 2016|12:29 am]
nash_online
[Tags|, , , , , , , , , , , ]

1. Довольны ли вы Богом? Удовлетворяет ли Он вашим ожиданиям? запросам? потребностям?

2. Есть ли какие-нибудь недостатки, которые вы могли бы Ему посоветовать исправить? Как Ему стать лучше, что для этого Он должен предпринять?


Денис Ичитовкин, Место для курения, 2016:


[Так начались эти последние дни старого мира]«Так начались… эти последние дни старого мира. Их осталось немного, насыщенных зноем догорающего лета, радостных и беспечных. Но люди, привыкшие думать, что будущий день так же ясен, как вдалеке синеватые очертания гор, даже умные и прозорливые люди не могли ни видеть, ни знать ничего, лежащего впереди мгновения их жизни. За мгновением, многоцветным, насыщенным запахами, наполненным биением всех соков жизни, лежал непостижимый мрак… Туда ни на волосок не проникали ни взгляд, ни ощущение, ни мысль, и только, быть может, неясным чувством, какое бывает у зверей перед грозой, воспринимали иные то, что надвигалось. Это чувство было, как необъяснимое беспокойство. А в это время на землю опускалось невидимое облако, бешено крутящееся какими-то торжествующими, и яростными, и какими-то падающими, и изнемогающими очертаниями. И это было отмечено лишь полосою солнечной тени, зачеркнувшей с юго-востока на северо-запад всю старую, веселую и грешную жизнь на земле.»©

Martin Wittfooth, The Devil's Playground, 2010:

Antonio Donghi, Carnevale, 1923:




- Антон Павлович! А как вы думаете, чем кончится война?
Антон Павлович покашлял, подумал и мягко, тоном серьезным, ласковым, ответил:
- Вероятно, - миром...
- Ну да, конечно! но кто же победит? Греки или турки?
- Мне кажется, - победят те, кто сильнее.
- А кто, по вашему, сильнее? - наперебой спрашивали дамы.
- Те, которые лучше питаются и более образованны...
- Ах, как это остроумно! - воскликнула одна.
- А кого вы больше любите - греков или турок? - спросила другая.
Антон Павлович ласково посмотрел на нее и ответил с кроткой, любезной улыбкой:
- Я люблю - мермалад... а вы - любите?


М. Горький. «Воспоминания о А.П. Чехове» 1904©



P.S. Что публиковал этот сайт 6 лет назад.

P.P.S.
LinkLeave a comment

последний карамельный день весны. [Jun. 2nd, 2016|12:36 am]
nash_online
[Tags|, ]





LinkLeave a comment

ФИЛЬМ-ФИЛЬМ-ФИЛЬМ [May. 28th, 2016|11:37 am]
nash_online
[Tags|, ]



Евпатория. 26.05.2016 г.

[+10]











(без названия)

(без названия)

(без названия)

(без названия)
LinkLeave a comment

ЖИЛ-БЫЛ МЕСЯЦ МАЙ МОЙ [May. 15th, 2016|08:45 pm]
nash_online
[Tags|, ]



[+ещё]























LinkLeave a comment

АРТЕК. БЕЗМЯТЕЖНОСТЬ. [May. 12th, 2016|10:32 am]
nash_online
[Tags|, ]



11.05.16 г.

[+11]




















LinkLeave a comment

СМЕРТИЮ СМЕРТЬ ПОПРАВ. БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК. ДЕНЬ ПОБЕДЫ. [May. 10th, 2016|02:49 pm]
nash_online
[Tags|, ]



Симф.9 мая.2016г.



[+9]















LinkLeave a comment

С ПРАЗДНИКОМ! [May. 8th, 2016|10:33 pm]
nash_online


Министерство связи СССР, 1975. Художник А.Адашев.

P.S.: Что публиковал этот сайт 5 лет назад.
LinkLeave a comment

ЛЮДИ [May. 8th, 2016|11:50 am]
nash_online


В Киеве в Парке Победы на частные пожертвования открыт памятник "Люди Победы", посвящённый ветеранам Великой Отечественной войны. Прототипы - супруги Анна Фёдоровна Коломейцева и Иван Иванович Селефонов.
LinkLeave a comment

День, когда пророки Хидр (аль-Хидр) и Илья встретились на земле. [May. 3rd, 2016|11:15 pm]
nash_online
[Tags|, ]



Hıdırlez. поле, ветер, полуостров.

[+12]























LinkLeave a comment

ПЕРВОМАЙХРИСТОСВОСКРЕС!!!! [May. 2nd, 2016|06:41 pm]
nash_online
[Tags|, ]




1.05.16г.

[+14]

























LinkLeave a comment

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! [May. 1st, 2016|10:24 am]
nash_online
[Tags|]

LinkLeave a comment

КУРОРТНЫЙ ПРОДУКТ [Apr. 30th, 2016|02:13 pm]
nash_online


Ялта, апрель 2016г.

[+14]

























LinkLeave a comment

КНИЖКИ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ [Apr. 30th, 2016|12:26 pm]
nash_online
[Tags|, , , , , , , ]




Продолжаем рекламировать хорошую русскую литературу на пироговском сайте. Вот лежит там книжка Алексея Серова "Хозяин". Как её прочесть, не имея рублёвой карточки? - пёс знает. Но в интернете есть другой, старый сборник того же автора "Обеднённый уран". Многие вещи совпадают. Ещё один рассказ выложен вчера в ФБ. А ещё два мы уже публиковали.
Завтра 1 мая. Алексей Серов, кроме того, что писатель, ещё и рабочий человек, газорезчик. Изнеженному мейнстримом читателю, возможно, стоит воздержаться. Хотя... не факт. Вдруг это шанс открыть в себе кого-то лучшего.
И дай Бог здоровья и сил неуёмным людям.


Картинка: Виктор Попков, Весна в депо, фрагмент, целиком здесь, 1958.

P.S.: Что публиковал этот сайт ровно 6 лет назад.
LinkLeave a comment

время когда не было возможности сделать фото на память. [Apr. 25th, 2016|10:51 pm]
nash_online
[Tags|, ]



Нац.музей. Пальмира. Сирия. 2007г.

[+10]

















LinkLeave a comment

ЦВЕТОНОСНАЯ НЕДЕЛЯ (в просторечии Вербное воскресенье) [Apr. 25th, 2016|10:33 pm]
nash_online
[Tags|, ]



[+3]



LinkLeave a comment

НИЧЕГО НЕ БОЙСЯ [Apr. 16th, 2016|12:31 pm]
nash_online
[Tags|, , , , , , , ]

Мы любовались на закат.
Сидели на крыльце, молчали.
Молчали долго и печально,
как после музыки молчат.
Наутро вышли. Во дворе
тянуло гарью… Догадались:
за горизонтом лес горел.
А мы сидели, любовались.

(Владимир Семенчик, 1983)



Факт, что кто-то безвозвратно потерян не отменяет факт, что кого-то не поздно спасать прямо сейчас. В продолжение сказанного, повесть Максима Яковлева "Ничего не бойся".

И о замечательной книжке Льва Пирогова лишний раз напомнить не лень.


Картинка: Денис Ичитовкин.
Link2 comments|Leave a comment

КИНО И ЦИРК [Apr. 9th, 2016|01:24 am]
nash_online
[Tags|, , , , , ]



«Некоторое время назад, когда разделение человечества на две неравные части, одна из которых сожрет все что дают, а другая все равно будет делать назло, не было столь очевидным, в ЖЖ происходила дискуссия о будущем блоггинга. Дескать, понятно, что длинные тексты вымрут, потом вымрут тексты без картинок, потом останутся только картинки в инстаграмме, потом… а вот что потом?
Потом, как нам показывает ход истории, вымрут и картинки.
Казалось бы, будущее за видеоконтентом? Увы, с ним те же проблемы: сейчас ролики длиннее двух-трех минут вообще не смотрят.
Рискну предположить, что будущее за фулл-контакт контентом, нажимаешь кнопку, получаешь или наносишь виртуальный удар в морду, и счастлив. На все остальное у пользователя вскоре „не останется времени“.» (с)

Это присказка. А вот сказка: Лев Пирогов, Всё от людей зависит.




Гелий Коржев, Машинистка, 1961.
LinkLeave a comment

БРЕЙГЕЛЬ-8: ИГРЫ ДЕТЕЙ [Apr. 4th, 2016|09:14 pm]
nash_online


+47 - здесь.

P.S. Что провидчески публиковал этот сайт давным-давно.
LinkLeave a comment

АЛЕКСЕЙ СЕРОВ. ХОЗЯИН [Apr. 4th, 2016|06:58 pm]
nash_online
[Tags|, , , , , ]

Нашлось ещё несколько текстов из книг, выставленных на хорошем, но не для всех доступном сайте. Наверное, стоит поделиться.

Картинка: Гелий Коржев, Новые ботинки, 2006.


Алексей Серов. ХОЗЯИН (впервые опубликован в сборнике "Русские", 2013 г.).

В России имя Николай особенно популярно. Кажется, половину мужиков зовут так — хотя бы по отчеству. Посмотри в лицо любому славянину, прикинь, как могут его звать. И первое, что приходит в голову, — Николай, Коля. А потом уже, приглядевшись повнимательнее, решишь: нет, наверное, Дмитрий. Или Алексей. А потом выяснится, что действительно Коля. И дни Николы зимнего и Николы летнего в народе считаются настоящими праздниками.

[Spoiler (click to open)]Колька Мологин работает на заводе давно. Почти всю жизнь, если не считать детского сада и восьми классов школы. Теперь ему уж за пятьдесят, голова вся седая, а он по-прежнему трудится в том же цеху, на том же прессе, что и в первый день. Он не хочет, чтобы что-то вокруг менялось. Если какой-то рабочий вдруг увольняется, найдя место, где платят больше или лучше условия, Колька считает это почти предательством. Он вычёркивает такого человека из списка своих знакомых и при встрече не подаёт руки.

Перестройка и последующие реформы никак не повлияли на трудовой распорядок Кольки. Он приходит в цех часом раньше остальных, переодевается, медленно движется по центральному проходу, оглядывая всё вокруг. (Его тяжёлый профиль механически поворачивается из стороны в сторону. Отвесный лоб, прямой древнеримский нос рождают впечатление какого-то мощного волжского утёса, возможно, того самого, на который забирался в своё время Стенька Разин. Зато сразу под носом следует провал, нижняя челюсть у Кольки втянута слишком внутрь, и мужики посмеиваются над ним, не понимая, как же он ест — пища обязательно должна вываливаться обратно в тарелку, или на живот, или ещё куда-нибудь. За такой необычный профиль Колька получил на заводе прозвище Колун.)

Станки, выпущенные в первой половине двадцатого века, тяжкими молчаливыми громадами теснятся вокруг. Пахнет маслом, сигаретным пеплом, горелой ветошью. Иногда в толстую подошву кирзового сапога втыкается красивая радужная стружка. Где-то тихо шипит сжатый воздух (впрочем, этого Колька не слышит, ибо от рождения глух, как добросовестный пионер в лагерной столовой. Говорить его научили в специнтернате.)

Семьи у него нет, не сложилось. Квартира Кольки, полученная в давние советские времена, стояла почти пустой, он не знал, чем можно её заполнить, и не очень-то любил сидеть там вечерами. (Он даже и в отпуск толком не ходил. Каждый раз задолго начинал объяснять мужикам: вот, дескать, наконец-то отдохну как следует, надоело всё, устал как собака. Но уже через неделю безделья робко проникал на завод и приступал к своим обязанностям.) По углам квартиры громоздились кипы старых газет — Колун интересовался политикой, много читал и имел свои рецепты решения мировых проблем, только никому не мог толком рассказать о них.

Иногда он вовсе не уходил с завода, ночевал на бушлатах, удобно сложенных на трубах парового отопления. В полутьме огромного помещения, где скоро всё начнёт греметь, сверкать и двигаться, было тепло, уютно.

Колька проверял, всё ли находится на своих местах, всё ли в порядке. Ничто не укрывалось от его внимания. Он заглядывал даже в мусорные вёдра, укоризненно покачивал головой, если видел, что уборщица поленилась вчера вынести их, брал и выносил сам.

В его нестриженой голове с торчащими во все стороны вихрами сидела крамольная мысль, что именно он, Николай Мологин, является хозяином этого завода, а не тот красивый, сытый мужичок, что сидит в кабинете на третьем этаже и заключает контракты. Он хозяин у себя в кабинете, а здесь, в цеху, несёт ответственность за предприятие Николай. И потому он считал своим долгом делать иногда обходы, ревизии.

Любил посреди рабочего дня подойти, например, к какому-нибудь токарю, заложить руки за спину и внимательно наблюдать, как тот трудится. Токарь в конце концов не выдерживал, начинал ругаться, гнать Мологина ко всем чертям, но Николай уходил степенно, как человек, решающий некий сложный вопрос, касающийся дальнейшей судьбы токаря, и уже почти решивший его.

Или он вылавливал идущего с обеда директора, мягко брал за руку и вёл показать отвалившийся от стены кусок штукатурки, при этом много жестикулировал и быстро-быстро говорил на своём странном языке. Язык этот представлял собою полувнятное лопотание, где особо выделялись гласные, а согласные почти все сливались в один общий, приблизительный звук. Директор кивал головою, подтверждая, что имеет место непорядок.

— Пора бы вообще полностью оштукатурить да покрасить, как думаешь, Коля? Решено, будем заниматься…

Директор был человек славный, в меру демократ, знал по именам всех рабочих, был хорошо осведомлён и о странностях этого Мологина, но считал, что свой юродивый нужен в любой конторе, работа дураков любит, да и польза от Николая была несомненная, так что пусть его.

Директор не пропускал плывущие в руки деньги, мечтал оставить своим детям в наследство процветающий заводик. У него уже почти был контрольный пакет, оставалось совсем немного до идеала.

Но тут пришли более крутые московские ребята с деньгами и всё купили. Через два месяца собрание акционеров избрало в директора другого человека, а прежний от стыда и досады уволился, хотя ему и предлагали какую-то почётную синекуру. Вот такие кипят теперь у нас мексиканские страсти. Ещё сегодня ты был велик и силён, назавтра о тебе никто и не вспоминает.

Изменения в руководстве почти не коснулись рабочих. Прежнего директора проводили кто добрым, кто каким словом. И зажили вроде бы по-новому.

Очередной любимый руководитель был человек молодой, но быстро шагающий вверх по карьерной лестнице. Он был уже из совсем другого поколения и гордо говорил о себе: я менеджер. У него были мягкие усики, заботливо выращенные для солидности, словно укроп в теплице. Директор часто расчёсывал их специальной щёточкой.

Усатые люди (у которых усики мягкие, нежные, кошачьи) часто бывают глупы какой-то особой, нутряной глупостью, почти не проявляющейся внешне. Такой человек может быть даже очень успешен в работе, но если бы кто заглянул в потёмки его души, то увидел бы — дурак дураком… Вот и этот был из их числа.

Первым делом он повесил у себя в кабинете на стену самурайский меч. Все сразу поняли: шутить не будет. Нет, это дурак не просто так, этот идейный. А значит, дело плохо.

У директора было громадьё планов — обновить предприятие во всех смыслах: оборудование, станки, компьютеры, коллектив. Уволить нерадивых, сократить ненужных, а нужным платить больше за счёт уволенных. Провести общую ревизию… подсчитать, сколько чего ещё не успели растащить… и так далее.

Всё это было, конечно, хорошо в теории, но на практике почти невыполнимо, в чём вскоре новый директор и убедился.

Коллектив, на словах дружно голосующий за все принимаемые решения, отчаянно сопротивлялся переменам. Каждый знал, что если начать выбрасывать ненужное старьё, то через месяц оборудование нечем станет ремонтировать, завод ляжет набок, денег не будет. Все это знали, кроме директора. И реформы застряли намертво.

Директор уволил всех, кто перешагнул пенсионный порог, это было процента три от общего количества работающих. Естественно, никакого серьёзного прибавления в зарплате остальные не почувствовали, да никто на самом деле и не собирался ничего прибавлять. Народ слегка возмутился — впрочем, даже с пониманием и саркастическими шутками. Такого поведения ждали.

Это было на руку начальству, особо недовольных тоже стали увольнять.

Как раз на это тяжёлое время пришлась круглая дата: десятилетие фирмы. Событие решили отпраздновать в одном из больших концертных залов города, пригласили артистов, музыкантов… У директора возникла мысль как-то примирить с помощью этого концерта взбудораженных людей. Десяти лучшим работникам были назначены премии, ещё десяти — ценные призы. Имена счастливчиков должны были выясниться на концерте, прямо в зале.

И вот пришёл великий день. Концерт был хорош. Его почти не испортили выступления главного инженера, бухгалтера и других функционеров. Один из новых замов директора под гитару пел песни Высоцкого. Самодеятельный поэт из рабочих читал праздничные поздравительные стихи, ужасные, полные лести. Звучала музыка, мелькали цветные огни. Атмосфера сочилась тёплой карамелью.

Наконец пришло время раздачи призов. Зал притих в ожидании. Каждый надеялся, что ему что-нибудь да перепадёт.

Директор не отказал себе в удовольствии вручать призы лично. Он называл имя по бумажке, вызывал человека на сцену и выдавал деньги в конверте или документы на какую-нибудь бытовую технику.

Где-то в середине раздачи в зале поднялся недоумённый ропот. Все призы доставались обитателям второго этажа, то есть заводоуправлению. Только в конце были названы трое простых рабочих «снизу». В конце концов ропот был услышан и на сцене. Директор, не понимавший, в чём, собственно, дело (а разве не так должно быть?), успокоительно подвигал в воздухе ладонями, словно совершая некие магические пассы.

Зал притих, думая, что это ещё не всё. И директор объявил, что торжественная часть закончена. Кто хочет, может пройти в буфет и продолжать празднование, ну а в общем и целом финита ля комедия.

Работяги, бурля негодованием, хлынули в буфет, надеясь на дармовое угощение, за это могли бы многое простить — и уж тут-то возмутились по-настоящему, когда увидели аккуратные ценнички на всех закусках. Цены были праздничные — вдвое выше, чем в любой городской забегаловке…

На следующий день директор, явившись на работу, был ошарашен. Прямо на доске объявлений висело гневное стихотворение, обличавшее начальство, которое зажралось и ни о чём не думает, а только выписывает себе тайные гигантские премии да развлекается в ресторанах, а рабочим пожалели дать хоть по двести рублей на каждого, и они были бы до пупа довольны. Авторство не вызывало сомнений — стихи написал тот вчерашний поэт, читавший медоточивое поздравление на концерте.

Колька Мологин взбунтовался совершенно неожиданно для всех. Он, такой всегда тихий и готовый помочь любому, явился на работу пьяным и бродил по цеху, что-то полувнятное бормоча на каждом углу, цеплялся к людям, публично плакал от обиды. Его, разумеется, обошли наградами. А ведь сколько времени он работал здесь, ничего не прося!.. Горе, хоть и пьяное, было неподдельно, обида безгранична. Самый настоящий бунт, когда хочется, плюнув на всё, пойти в барские комнаты, и ударить шапкой оземь, и рвануть рубаху на груди, а там будь что будет.

Директор, на беду, как раз стремительно шёл со свитой по центральному проходу. Он тоже был в гневе. Вот, пожалуйста, и пьяными уже в открытую шляются! Это что же дальше будет?

— Как фамилия? — резко бросил он, остановившись напротив Мологина. Колька не успел прочитать по губам, о чём спрашивает его директор, и только сощурил глаза, глядя ему в рот. Директор вскипел.

— Уволить! — приказал он стоявшему тут же начальнику цеха. — А вас лишаю премии на пятьдесят процентов — почему у вас пьяные по цеху шляются? Здесь производство или бордель?

Мологин посмотрел в спину директору и взглядом спросил мужиков: что случилось?

— Уволить тебя хочет, — с идиотским лошадиным смехом сказал молодой слесарь Заварзин, вытирая грязные руки ветошью. — Доигрался, Колун! Нашёл время забастовку устраивать…

— Чего ржёшь, дурак, — оборвал его другой слесарь, Панкратов, человек предпенсионного возраста. И, обращаясь к Мологину, ласково добавил: — Ничего, Коля, мы тебя отстоим.

Однако отстоять Мологина не удалось. Директор решил проявить твёрдость и на обращение профсоюза не отреагировал. Не помог огромный беспорочный трудовой стаж Мологина и всем известное его трудолюбие; директор погружался всё глубже в пучину конфликта со своим коллективом.

У него даже стало пошаливать сердце, и жена капала ему корвалол вперемешку со слезами — такой молодой, и вот на тебе!

Нельзя давать слабину, убеждал себя директор, иначе они быстро сядут на шею. Раз сказал — уволить, значит уволить. Пусть знают и хорошенько думают в другой раз…

А Мологин, оцепенев и ничего не соображая, сидел целыми днями в своей полупустой квартире. Он почти не ел, сидел в кресле и без всякого выражения смотрел в телевизор. В углах квартиры скучно пылились кипы старых газет с нерешёнными мировыми проблемами. Запах старости и разложения постепенно пропитывал всё вокруг.

Мологину было ясно, что всё кончено.

Его уволили по позорной тридцать третьей статье с того самого предприятия, которому он отдал всю жизнь. У него отобрали пропуск, он не имеет права приходить на завод и заниматься делами. Новая охрана и близко не подпустит его к проходной. И он в силу естественных причин даже не мог позвонить — перекинуться парой слов с друзьями.

Что ему оставалось делать? Что ему делать теперь?

Он пробовал пить. Не помогло.

Через две недели он не выдержал этой пытки, явился к началу смены на проходную и сумасшедшими глазами смотрел, как мимо него молча идут люди с опущенными головами — им было стыдно. Не столько за директора, сколько за своё собственное бессилие.

Когда все прошли и даже пробежали опоздавшие, а Колька один остался глупо торчать у турникета, неповоротливый приземистый охранник в толстой куртке медленно прокосолапил к нему.

— Давай отсюда, дядя. Нечего, раз пропуска нет.

А то подкрепление вызову, по шее накостыляем.

Колька повернулся и медленно зашагал вдоль забора, толком не соображая куда. И лишь минут через пять понял, что идёт к лазу.

На каждом заводе есть свой лаз, иногда даже не один. Охрана может сколько угодно натягивать поверху забора колючую проволоку и устраивать патрулирование территории — рабочие всегда имеют возможность пройти на завод и выйти с него окольным путём. Только не все об этом знают.

Колька знал на родном предприятии каждую мелочь. Правда, последний раз он пользовался лазом лет тридцать назад, в далёкой весёлой молодости. Что делать, такие пришли теперь времена…

Через десять минут он был уже внутри. Стараясь не привлекать к себе внимания, пряча глаза в поднятом воротнике, он проскользнул в цех, махнул приветственно рукой мужикам. Спрятался в своём излюбленном месте, в тёмном углу на трубах, куда начальство никогда не заглядывало. Переоделся здесь же, запасных спецовок у него было припрятано несколько. Улёгся подумать, что ему делать дальше.

Подошли мужики, поздоровались. Ничем помочь ему они не могли, но и мешать, конечно, не собирались. Валяй, Колун, это ведь твой завод.

Мологин немного успокоился, повеселел. В обед он даже осмелился сходить в столовую, прячась в толпе мужиков. Его самочувствие улучшалось с каждой минутой.

А вечером, когда начальство ушло домой, он смог выйти из своего убежища. Мастер, который оставался за старшего на этот вечер, был давним его знакомым. Они посидели в кандейке, покурили, поговорили о том о сём… Потом Мологин, оттеснив штамповщика, встал к родному прессу и часа три без перерыва работал. Штамповщик несколько раз пробовал сказать ему, что хватит уже, но Мологин поворачивал к нему свой топорообразный, жаждущий крови клюв, кидал опасные взгляды, и тот в конце концов отступился. Мологин быстро выполнил всю его норму, мужику оставалось только помыться и идти домой.

Это было так прекрасно — работать, заниматься своим делом… Вокруг была знакомая обстановка, знакомые лица. Теперь Мологин понял, что уходить ему отсюда нельзя, иначе он умрёт. Здесь его место. Как там раньше писали газеты: жизненная позиция должна быть активной!

Теперь распорядок Колуна стал таким: днём он отдыхал дома, а вечером шёл на завод. Протискивался через лаз, переодевался на трубах (со временем мужики вернули ему его ящик в раздевалке, занятый было кем-то из новых рабочих) и шёл работать. Всё было почти как раньше, просто он теперь работал постоянно в вечернюю смену. И ещё ему не платили денег. Но это было неважно. В столовой ему всегда оставляли поесть…

Уже почти весь завод знал, что подпольщик Колун вернулся, и это создавало у людей какое-то удивительное настроение. Оказывается, при большом желании можно сопротивляться! Можно делать то, что хочешь, даже если тебе мешают высокопоставленные дураки! Весёлое брожение вновь началось в коллективе.

Считается, что революции вспыхивают вовсе не тогда, когда нечего есть. Перевороты происходят в довольно благополучные времена, просто общество устаёт от прежней власти, а она этого не понимает, продолжая тупо гнуть свою линию. И тогда всё резко меняется.

Одна из молодых женщин-мастеров, которую по каким-то неизвестным причинам собирались двигать наверх, на второй этаж, до того пребывавшая в полном неведении относительно нелегального существования Колуна на заводе, однажды задержалась дольше обычного после смены — и вдруг обнаружила его мирно работающим на своём прессе.

На следующий день об этом было известно директору.

С любимым руководителем от ярости едва не случился сердечный приступ. Но немного успокоившись и обдумав ситуацию, директор решил: будем брать живьём. Он созвал на планёрку нескольких своих особо приближённых, строго потребовал сохранения полной тайны информации. Вместе они разработали план захвата Колуна.

Была устроена настоящая засада. С этой целью вечером всё руководство сделало вид, что разъезжается на своих служебных машинах, как обычно. А потом они по одному вернулись пешком через запасной ход и сели в засаде — терпеливые, как буддийские монахи, ждущие просветления.

Их планам не суждено было сбыться. Уборщица видела их, о чём-то догадалась по нескольким случайно брошенным хищно-весёлым репликам, и мгновенно весть об этом дошла до Колуна, спокойно переодевавшегося на работу. Через три минуты его не было на территории завода, а директор зря прождал весь вечер и уже не поехал домой, прикорнув на узеньком диванчике в своей приёмной. Иногда его щёку начинал бить лёгкий тик, усики дёргались, и тоненькая струйка голодной слюны сохла в уголке рта. Над его головой висел бесполезный японский меч.

С тех пор на Колуна была официально объявлена охота. И что интересно: директор даже не понимал, как глупо он выглядит. Его авторитет падал всё ниже, тем более что Колун на родном заводе никогда не попадался — не мог попасться в принципе. У него в агентах был весь трудовой коллектив. А всех, как известно, не перестреляешь.

И наверное, это так и продолжалось бы ещё какое-то время, но Колуну совсем не хотелось бегать и прятаться. Что он, мальчишка, лазающий в чужой сад за грушами? Он тоже разозлился. Комедию пора было прекращать.

И однажды он явился на завод посреди рабочего дня. Неожиданно появился в цеху, спокойный и деловитый, встал к станку… Народ поначалу даже не слишком обратил на это внимание, так привычна была картина: Николай Мологин у своего штамповочного пресса.

Но постепенно по цеху пролетела радостная новость — Колун здесь! Что-то будет…

Возле Николая медленно росла толпа. Поднимался ропот недовольства. В последние месяцы завод ухнул в экономическую яму, и рабочим начали задерживать зарплату. Да и вообще…

Образовалось что-то вроде стихийного митинга — без трибуны, без назначенных ораторов. Все сначала говорили вразнобой, потом начали перекрикивать друг друга. Подтягивался народ из соседних цехов. Работу остановили, отрубили электричество.

И в центре всех этих событий стоял Колун как символ и знамя протеста. Он поворачивался из стороны в сторону, стараясь не упустить ничего из того, что говорили рабочие. Он кивал, тоже лаял что-то невнятное в общем шуме, размахивал руками. Градус возмущения нарастал.

В этот момент, как нельзя более некстати, появилось руководство. Впереди своей отставшей свиты бежал директор, бледный от ненависти, с длинной, стильной резьбы деревянной указкой в руке. Новость о стачке застала его в тот момент, когда он наглядно объяснял возможным инвесторам преимущества капиталовложений в свой завод. За этими людьми он, унижаясь, тщательно ухаживал последние месяцы. Инвесторы мгновенно исчезли, а они были уже почти последней его надеждой.

Такого развития событий он просто не ждал — словно удар в спину, неожиданный и подлый. Тем более жарко пылал гнев в его сердце. Помахивая указкой, словно лёгкой шпагой, директор устремился в атаку.

Увидев приближающееся на полном скаку руководство, народ попритих и слегка отступил от Колуна. Противники, как и положено, остались один на один, и от их схватки, видимо, зависела и судьба всего побоища.

Директор трясся от ярости, стоя напротив Мологина. Вот он, этот мелкий человечишка, олицетворение всех его неприятностей! Смотрит дерзко, осанку имеет до глупости внушительную, словно он здесь хозяин! Ладно бы ещё те прошлые дела, но теперь он сорвал почти готовый контракт, и заводу теперь крышка, и этот дурачок даже не подозревает об этом!

Вскипев ненавистью, директор размахнулся и впечатал длинную деревянную указку в щёку Мологина. Колун от неожиданности упал.

Народ, если до сих пор ещё и имел какие-то сомнения насчёт своего руководства, теперь понял всё. Толпа взъярилась. На голову директора посыпался трёхэтажный мат, люди двинулись вперёд, потрясая кулаками.

Директор испугался, оглянулся назад, ища поддержки. Но свита его уже рассосалась, он был один. Только в руке его была деревянная палочка, вовсе не похожая на благородный японский меч.

Колун, вне себя от благородного негодования, слегка опомнившись, пошарил вокруг и поднял первое, на что наткнулась рука. Резьба зажимного болта весом в пару килограммов привычно легла в ладонь. Колун встал, выпрямился и взглянул в глаза директору.

За его спиной стояли люди и молчали.

— Держите его! — слабо крикнул директор, косясь на стальной болт. Было ясно, кто победит в соревновании болта и указки.

Они молчали, как пустыня молчит перед ураганом. Они молчали, как молчит космос, сквозь который несётся пылающая комета. Они молчали, как молчит камень возле дороги — тысячу лет лежит и молчит. Они не просто молчали — они безмолвствовали.

Колун стоял на острие людского клина и не сводил с директора глаз, а тот всё больше съёживался под его взглядом. И вот он начал отступать — сперва медленно, а потом, бросив указку и закрыв лицо руками, в истерике побежал. И тогда молчание закончилось. Вслед ему захохотала огромная толпа, высказав настолько глубокое презрение, что даже менеджеру высокого класса стало понятно: дальше здесь оставаться нет смысла. И если бы директор в действительности исповедовал самурайские принципы, ему оставался бы лишь один путь… Но он, конечно, не подумал об этом.

Профсоюз вскоре подал на него в суд за рукоприкладство, но Мологин сам отозвал исковое заявление, он простил глупому мальчишке эту выходку. Не дожидаясь нового собрания акционеров, на котором его должны были уволить за плохие экономические показатели, директор ушёл по собственному желанию. Новый директор, третий по счёту за год, ничего не знал обо всех этих перипетиях и просто взялся вытаскивать завод из ямы.

Но самое важное — Мологина приняли на работу.

В отделе кадров ему тайно сделали новую трудовую книжку, в которой содержится лишь запись о приёме на работу тридцать пять лет назад да несколько пометок о повышении квалификации. Стаж его, как прежде, девственно непрерывен.

И Николай снова приходит в цех раньше остальных, делает свои генеральные инспекции, передвигает что-то кран-балкой, выносит мусор, ездит на склад помимо своей основной работы… Как прежде, никто не платит ему за это ни копейки.

Но он всё равно счастлив.
LinkLeave a comment

НЕИЗВЕСТНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ ПУШКИНА [Apr. 2nd, 2016|11:35 am]
nash_online
[Tags|, , , , , ]



Человек с большой буквы Лев Пирогов запустил два замечательных проекта - "Лучик" и "Букскриптор". Про первый уже писали и ещё напишем, а про второй хорошо всё объяснил Сергей Круско. И добрые люди выложили демоверсию одной из книжек.  Что очень здорово для тех, кто не умеет платить по интернету. Или кому платить просто нечем. Или кто живёт там, где это сделать непонятно как. И рад всему хорошему, даже если этого хорошего три капли из пипетки. В хорошем ведь важно качество, а не количество.
P.S. Кстати, автору выложенной книжки вот прямо только что дали литературную премию.
LinkLeave a comment

ДЕНЬ ФЛЕГМАТИКА [Apr. 1st, 2016|11:08 pm]
nash_online
[Tags|, ]



31.03.16 - 01.04.16.

[+9]















LinkLeave a comment

"РУССИШЕ ШВАЙН" [Mar. 31st, 2016|01:44 pm]
nash_online
[Tags|, , , , , , , , ]

Симплициссимус, обложка номера от 7 апреля 1943 г. Отсюда.


Всегда было интересно, чем эти немецкие шарлиебдо зарабатывали на хлебушек после того, как? Например, их более удачливый коллега, главный наци-скульптор Арно Брекер за месяц до кончины Тысячелетнего Рейха патриотично взял из казны 9 миллионов рейхсмарок золотом и уехал сдаваться американцам. Затем выкупил свои уцелевшие работы и расставил в парке перед домом. Как каждый приличный ариец, нашёл себе еврея, которого якобы прятал (был такой послевоенный бизнес). Заплатил 100 марок штрафа как пособник Гитлера. И до конца 80-х клепал немецкой элитке милую садовую скульптуру. Это для любителей порассуждать о денацификации.

И шарлиебдо, как выяснилось, тоже не пропали. Пришлось немного покормиться липовыми «акварелями фюрера» (ещё один послевоенный бизнес, впаривать за тушонку и сигареты американским лохам) и вывесками для оккупационной администрации, а уже в конце 40-х были призваны к любимому делу.


[Spoiler (click to open)]
Западная Германия, плакат 1950 года: «Предательство несет за собой смерть. Вы знаете, что нечистые на руку спекулянты стратегически важными товарами в восточную зону помогают Сталину совершенствовать свое вооружение? Следите за любыми подозрительными действиями окружающих людей...» и т.д.


История мало кого и чему учит, одно лишь много раз проверено: г… не тонет.
И г… это прекрасно знает.
LinkLeave a comment

БРЕЙГЕЛЬ-7: СОРОКА НА ВИСЕЛИЦЕ [Mar. 23rd, 2016|10:31 am]
nash_online
[Tags|, ]



Фрагмент, остальное — здесь.

P.S.: О чём писал этот сайт 2,5 года назад.
LinkLeave a comment

ВРЕМЯ [Mar. 22nd, 2016|11:57 am]
nash_online
[Tags|, , , , ]

К Всемирному дню водных ресурсов.


Ждёт свою смену небесный Артек,
Всё это видел древний ацтек.
Всяк от рождения сам себе враг,
Каждому свой персональный ГУЛАГ.
Дремлет в берлоге сытый медведь.
Было так раньше — будет и впредь.
Хочется знать, что ждёт впереди?
Хочется? значит, встань и иди.

Отличный альбом, между прочим.



Картинка вверху: F.Scott Hess, Ной в беспамятстве, 1995. Плюнул, короче, на эту затею с ковчегом.
Внизу: Serban Savu, Закладка вавилонской башни, 2015.
LinkLeave a comment

МРАЧНЫЕ КАРТИНЫ [Mar. 17th, 2016|12:25 am]
nash_online
[Tags|, , , , ]

Макдональдс на Петроградской, 2008.


Выставка живописи отца-основателя движения «митьки» художника-писателя Владимира Шинкарёва «Мрачные картины» открылась на Винзаводе. Остальные работы см.по ссылкам, ссылок — навалом.

Малая Монетная, 2013.


[Spoiler (click to open)]Пьяный и злой выхожу на дорогу.

Тьма, над каналом погасли огни.
Вновь на душе дурнота и тревога.
«Шеф! четвертной! да скорее гони!»

Завтра с утра нарублю себе рябчиков,
С девкой тысчонку-другую пропью.
Девка хохочет… Гуляй, моя лапочка.
Ну-кась, станцуй мне! а я вот спою.

Как на Февральском снегу наст несломанный,
Над каналами свет погас.
Что ж сегодня так люто и холодно?
Вынь, браток из кармана фугас.

Я в крутую жировку не верю,
Нам не светит объятий и ласк —
На запоры закрытые двери,

Наши жены уснули без нас.


Тарховка, 2014.


Открывай же фугас, ключик ломаный,

Век жировки теперь не видать.
Так жируй же браток, дожировывай
Завтра будут лишь ножки торчать.

Вихрь колючий под ватник ударит,
Песнь умолкла, замерзло вино
Что же с нами, мой братушка, станет?

Может завтра утопчут в гавно.


Петропавловская крепость, 2007.


Не сносить тебе, братушка, голову

Дочь заплачет, заохает мать.
Мы оттянемся с братушкой поровну —
Не ложиться нам нынче в кровать.

Ну давай, напоследок по полной.
Нам до смерти стоять да стоять
И давай, дорогой, дожировывай

Завтра будут лишь ножки торчать.


Платформа Тарховка, 2013.
LinkLeave a comment

ВСЕ МЫ, БРАТЦЫ, СВИНЬИ [Mar. 16th, 2016|01:28 pm]
nash_online


НОМ'2016
LinkLeave a comment

НО СТОИТ ЛИ ТВЕРДЕТЬ [Mar. 15th, 2016|10:16 am]
nash_online
[Tags|, , ]

Оригинал взят у rusnar в post
LinkLeave a comment

(no subject) [Mar. 11th, 2016|11:54 am]
nash_online
LinkLeave a comment

МЯСОПУСТ. НАЧАЛО ВЕСНЫ [Mar. 10th, 2016|10:14 pm]
nash_online
[Tags|, ]



[+8]













LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]